Топик 0584. (C). Поэзия Булата Окуджавы

26 февраля 2011 - Администратор

Рудь Галина. На пенсии, Москва, Россия
Сочинение на английском языке с переводом. Номинация Прочее.

Poetry by Bulat Okudzhava

 Булат Окуджава

Very hot flame flares up in the fireplace,
Shadow, my shadow - against the cold wall.
Our lives are connected by iris.
Small autumn rain, cry for me after all.

How long I were to wander around,
Shadow, my shadow - against the cold wall.
You are my soul, but where to rout?
Small autumn rain, cry for me after all.

So hard is to be saved. Life`s the fortune.
Shadow, my shadow - against the cold wall.
Life is so short from the spring to the coffin,
Small autumn rain, cry for me after all.

When a child, I`s told: from spleen,
Illness, sick idea -
Lovely drops of Danish king
Werethe panacea.
Since that time it burns, I mean, -
Fire of believers.
Lovely drops of Danish king
Drink, the cavaliers!

Danish king`s drops help so well -
Better, than the red vine,
Sweeter, than the caramel,
Stronger, than the libel;
Helps from fear, problems, teen,
From cholera-illness.
Lovely drops of Danish king,
Drink, the cavaliers!

Roar of guns, the bullets whine,
Rapiers, sables ring, lets -
Are dissolving - proof of mine -
In ring of these driblets.
Sun, Arbat, the love - all`ve been -
Lofty, high careers.
Drops of Danish king or queen,
Drink, the cavaliers!

Power spins the heads of us,
Someone needs the glory.
For such person`s low price,
Very low, sorry.
Strengthen soul; try to win
In your lives, my dears.
Drops of Danish king or queen,
Drink, the cavaliers!

If one day you caught a cold,
Felt bad, coughing. Thou
Can`t cry out truth atall -
Drops will help somehow.

Let example of the past
Before you appears,
Drops of Danish king at last,
Drink, the cavaliers!

What a woman! When I see her - keep my silence.
That is why I don`t look at her at all.
I believe, but neither cuckoos, nor the camomiles.
And I don`t visit ever gypsies` hole.

- She is odd. Stop, don`t love her. - They will mumble.
They will prophet: - You`ll forget her till the dawn.
They`ll make witchcraft, they will cuckoo, they will rumble…
But she lives in our street, where I was born.

We`re both from infantry, my brother.
In winter cold, in summer warm.
At last, the war is finished. Rather
Take overcoat - let`s go home.

The war bent us and mowed down.
The end came to the war, it`s gone.
Four years mother lived without
Her son. Take overcoat - go home.

Again to our burnt towns
The starlings flew, inspite of woe.
They perch on branches, look around.

Take overcoat - let`s go home.

But you, my friend-in-arms, sleep under
Veneer star in the deep hole.
Stand up, stand up, please, do this wonder.
Take overcoat - let`s go home.

What will I tell your own people?
How will explain that crazy bomb?
How to stand before your widow?
Take overcoat - let`s go home.
Yes, all of us - war crazy children.
Again, my comrade, is spring romp.
Stand up and listen, birds are singing.
Take overcoat - let`s go home.

On Smolenskaya road - the wood, the wood, the wood.
On Smolenskaya road - the posts, the posts, the posts.
And, resembling your eyes, over old Smolensky route
Shine two blue evening stars of my fate, which can be lost.

On Smolenskaya road snow-storm - to face of us.
Our problems drive us from the home to distant land.
Were more sure and stronger the circle ofyour arms,
Then the road would not be so long and hard - ahead.

On Smolenskaya road - the wood, the wood, the wood.
On Smolenskaya road - the posts, they hoot and hoot.
And, resembling your eyes over old Smolensky route,
Two remote blue stars coldly look and look, and look…

They can never be converged - the long winters and the summers.
Different are their habits, different are views at all.
The immutable two ways on the earth: let`s raise the rummers,
That one - tires out legs, and this one - irritates the soul.

There`s a woman in the pane, dressed in rosy, she`s confirming,
Surely, in separation we can`t live without tears,
Because there are two ways: that and this one lie before me.
That is beautiful, but useless. Other can be serious.

There is no more sure reply, - you can die or can be broken, -
Where our great passions can lead us - what for and why?
These two ways are still the same: this and that - eternal token.
We can`t stay without both, as without earth and sky.

There`s woman in the pane, dressed in rosy, she`s confirming,
Surely, in separation we can`t live without tears:
The immutable two ways: that and this one lie before me.
That is beautiful, but useless. Other can be serious.

At night before the storm on boat shine candles of saint Elm - such pictures.
And they are warming our souls for all past years, which have gone.
When we return one day to Portland, we will behave, as harmless creatures.
Alas, but - to return to Portland? We have no road - to return.

If no way - returning home - let merchant dreads with fear and hold.
And neither God, nor Satan helps him to save his boats and good from Hell.
When we return one day to Portland, I swear to run myself to scaffold.
But to return, alas, to Portland will be impossible. But, well,

If it is no way to Portland,let`s share the gold, like own brothers,
Because this treasures, someone`s money we got, you know, effortless.
When we return one day to Portland, the Motherland`ll embrace us, rather.
But to return, alas, to Portland - it`ll happen never. Know this.

When we return one day to Portland, the Motherland`ll embrace us, rather.
But to return one day to Portland, give us, Lord God, but never, please.

When there`s no strength - overcoming my fate,
When the despair is lancing,
I take night blue trolleybus, lone and late, -
The last one, the chancing.

Blue trolleybus, rush along Moscow streets.
Make your latest way, going round,
Take everyone, has problems at night, you meet -
All, being in trouble.

Blue trolleybus, open your door for me, please.
I know, how at chilly midnight
Your passengers - the boat sailors of seas -
Help all, whose life is tight.

And so many times Iescaped the bad things,
I touched their shoulders, true arms.
Imagine, much kindness we have often seen
In silence, in silence.

The trolleybus swims along streets - happy strike.
The city, as river, damps, running.
The pain in the temple, which pulsed, hammer like,
Is calming, is calming.

In the spacious sky after rain`s birds` laying,
Water is more blue, grass becomes - more green.
In the town park flutes and French horns playing.
Bandmaster would like to fly up with wings.

They remember all previous former brass-bands,
Not from time of war - from the peaceful days.
And that melody was splashed up through brace lands,
But the singing ones can`t be found, alas.

Women are with us. All are so pretty.
And the cherry tree is in blossom. Thus,
In the town park we had our meeting.
Happy lot again may be`ll come to us.

From remote past, from the bygone sorrow -
In spite of complain, pray of poor heart -
Grievous melody with black streams is pouring -
Into very blood, into very blood.

I will bury the stone of grapes into warm earth, and after
I`ll kiss flexible vine, I will gather ripe bunches, and then
I`ll invite close friends, on the friendship and love tuning heart, or,
Or what for, otherwise, am I living on this sinful land?

Come to see me, my guests, gather, dear, on my entertainment.
Tell me, please, very truth, what you`re thinking of me, dear friend.
For my sins I will get the forgiveness from Tsar of the Heaven.
Or what for, otherwise, am I living on this sinful land?

In her beautiful dress, dark-red coloured, will sing for me Daly.
Dressed in my black-white suit, before her I will bow my head.
I will listen her singing and die from the sorrow, loving.
Or what for, otherwise, am I living on this sinful land?

When the mystical fog`s swirling in corners, fly up and down,
Before me in reality`ll float again and again
The blue buffalo, mighty white eagle, the nimble gold trout.
Or what for, otherwise, am I living on this sinful land?

In the yard, where every evening radio gramophone was playing,
The pairs danced, raising dust by the swing,
All the fellows respected Lenka Korolev. Those fellows
Once awarded him a title of a King.

It was King, as a king, yes, omnipotent. If his comrade
Feels so bad one day, has trouble, soul in rime,
King will stretch to him his royal, very strong, very true hand.
He is ready to help friend all the time.

But one day, the Messerschmitts broke the silence, like the crows
In the morning - and the war then had begun.
Our King, like a king, putted cap aslant, as crown,
And he went to the war, to the front.

And again the gramophone in the Moscow yard`s playing.
But there`s nobody to cry over hislife.
Our King was the single one, he neither was married.
He had no time to meet royal wife.

But whenever I was going, having my own business,
May be, going for a walk or simply sit.
All the time I guess, as if, all the time I guess, as if,
I will meet King in nearest street.

In spite of awful truth, at the war they shoot around!
Not for Lenka - the fresh close earth.
Because, sorry, I can`t even imagine Moscow without
Such the grandiose King, like he was.

It`s not ready yet - beautiful wedding gown.
And chorus`ll not honour us light.
Time, careless coachmen, it pressed us for driving.
And hot steeds are begging for flight.

If only horses will not lose the right way,
The jingle to sound under sky.
Eternal two girlfriends: the love and the parting,
Together will stay all the time.

If only horses preserves right direction,
The jingle to sound under sky
Eternal two girlfriends: love and separation
Together will stay all the time.

We opened the gates ourselves, harnessed, darling,
The happy three horses in cart.
And something we can see ahead of us, shining,
And something was left by us. But

There is holy science - to hear each other
Through strong wind forever, and, thus,
Eternal two pilgrims, the love and the parting,
All`ll share completely with us.

If only horses will not lose the right way,
The jingle to sound under sky.
Eternal two girlfriends: the love and the parting,
Together will stay all the time.

As longer we live, as the years are low,
And sweeter is voice of a friend.
If only the jingle to ring under bow,
The eyes look at eyes till the end.

Now shore - now ocean, crows - the martins,
Now blizzard - now sunny day, smart.
Eternal two roads - the love and the parting.
They go through my very heart.

The age of horse-guardsman is not long.
That`s why it is so sweeten one.
The trumpet sings, the curtains`s thrown off,
It is the chiming of the gun.

Stringed voice is rumbling still somewhere,
But the commander harnessed horse.
Don`t promise beautiful young maiden
To give eternal love on earth.

Champagne is running, like a river.
The mist is covering the glance.
And everything is very near,
As if forever stays with us.

In spite of charming world - sublunar,
Your forehead is by trouble pursed.
Don`t promise beautiful young woman
To give eternal love on earth.

You vainly peaceable amusement
Try to continue, mocking at…
It`s no way for high, good rumours
Until the blood was no shed.

There is the iron cross or wooden,
Prescribed for us in future fogs.
Don`t promise beautiful young woman
To give eternal love on earth.

Like a river, you run. Strange name`s given once to you.
Asphalt is transparent - water in the lake.
Ah, Arbat, my Arbat, both joyful and sad tune.
My predestination, predetermined fate.

Your pedestrians are not of the greatest vision.
They are knocking with shoes, hurry on the deals.
Ah, Arbat, my Arbat, you are my religion.
Your, Arbat, carriage way lies under my heels.

No way - to be saved from the love of Thou, and
Loving at the same time lots of other roads.
Ah, Arbat, my Arbat, my true very Fatherland.
It is hard, my Arbat, reaching end of yours.

When blizzard cries, resembling beast -
Being angry, being drawing.
Don`t lock your door, my brother, please,
Let us leave the door open.

And if the road lies ahead,
Both difficult and long one,
Please, leave the open door, my friend.

Let your door to be open.

And, leavinghome for nightly calm,
Mix fire of your soul
With the fire of green pine.
Mix them inside the stove.

And let the wall be warm and nice,
The bench for sleeping - softy.
For closed door - the low price,
The price for lock - not lofty.

 

Жаркий огонь полыхает в камине,
Тень, моя тень на холодной стене.
Жизнь моя связана с Вами отныне,
Дождик осенний, поплачь обо мне.

Сколько бы я не бродила по свету,
Тень, моя тень на холодной стене.
Нету без Вас мне спокойствия, нету,
Дождик осенний, поплачь обо мне.

Жизнь драгоценна, да выжить непросто,
Тень, моя тень на холодной стене.
Короток путь от весны до погоста,
Дождик осенний, поплачь обо мне.

В раннем детстве верил я,
что от всех болезней
капель Датского короля
не найти полезней.
И с тех пор горит во мне
огонек той веры...
Капли Датского короля
пейте, кавалеры!

Капли Датского короля
или королевы -
это крепче, чем вино,
слаще карамели
и сильнее клеветы,
страха и холеры...
Капли Датского короля
пейте, кавалеры!

Рёв орудий, посвист пуль,
звон штыков и сабель
растворяются легко
в звоне этих капель,
солнце, май, Арбат, любовь -
выше нет карьеры...
Капли Датского короля
пейте, кавалеры!

Слава головы кружит,
власть сердца щекочет.
Грош цена тому, кто встать
над другим захочет.
Укрепляйте организм,
принимайте меры...
Капли Датского короля
пейте, кавалеры!

Если правду прокричать
вам мешает кашель,
не забудьте отхлебнуть
этих чудных капель.
Перед вами пусть встают
прошлого примеры...
Капли Датского короля
пейте, кавалеры!

Эта женщина! Увижу и немею.
Потому-то, понимаешь, не гляжу.
Ни кукушкам, ни ромашкам я не верю
и к цыганкам, понимаешь, не хожу.

Напророчат: не люби ее такую,
набормочут: до рассвета заживет,
наколдуют, нагадают, накукуют...
А она на нашей улице живет!

А мы с тобой, брат, из пехоты,
А летом лучше, чем зимой.
С войной покончили мы счеты...
Бери шинель - пошли домой.

Война нас гнула и косила.
Пришел конец и ей самой.
Четыре года мать без сына...
Бери шинель - пошли домой.

К золе и пеплу наших улиц
Опять, опять, товарищ мой,
Скворцы пропавшие вернулись...
Бери шинель - пошли домой.

А ты с закрытыми очами
Спишь под фанерною звездой.
Вставай, вставай, однополчанин,
Бери шинель - пошли домой.

Что я скажу твоим домашним,
Как встану я перед вдовой?
Неужто клясться днем вчерашним?
Бери шинель - пошли домой.

Мы все - войны шальные дети,
И генерал, и рядовой.
Опять весна на белом свете...
Бери шинель - пошли домой.

По Смоленской дороге - леса, леса, леса.
По Смоленской дороге - столбы, столбы, столбы.
Над дорогой Смоленскою, как твои глаза,
Две вечерних звезды голубых моей судьбы.

По Смоленской дороге - метель в лицо, в лицо.
Всё нас из дому гонят дела, дела, дела.
Может, будь понадёжнее рук твоих кольцо,
Покороче б, наверно, дорога мне легла.

По Смоленской дороге - леса, леса, леса.
По Смоленской дороге - столбы гудят, гудят.
На дорогу Смоленскую, как твои глаза,
Две холодных звезды голубых глядят, глядят.

Не сольются никогда зимы долгие и лета.
У них разные привычки, и совсем несхожий вид.
Неслучайны на земле две дороги - та и эта -
Та - натруживает ноги, эта - душу бередит.

Эта женщина в окне, в платье розового цвета,
Утверждает, что в разлуке невозможно жить без слёз.
Потому что перед ней две дороги, та и эта -
Та - прекрасна, но напрасна. Эта - видимо, всерьёз.

Хоть разбейся, хоть умри - не найти верней ответа,
И куда бы наши страсти нас с тобой не завели,
Неизменны на земле две дороги, та и эта,
Без которых невозможно, как без неба и земли.

Эта женщина в окне, в платье розового цвета,
Утверждает, что в разлуке невозможно жить без слёз.
Потому что перед ней две дороги, та и эта -
Та - прекрасна, но напрасна. Эта - видимо, всерьёз.

В ночь перед бурею на мачте горят святого Эльма свечки.
Отогревают наши души за все минувшие года.
Когда воротимся мы в Портленд, мы будем кротки, как овечки.
Но только в Портленд воротиться нам не придется никогда.

Что ж, если в Портлэнд нет возврата, Пускай купец дрожит от страха.
Ни Бог ни дьявол не помогут Ему спасти свои суда.
Когда воротимся мы в Портленд Клянусь, я сам взбегу на плаху.
Да только в Портленд воротиться Нам не придется никогда.

Что ж, если в Портленд нет возврата, Поделим золото, как братья.
Поскольку денежки чужие Нам достаются без труда.
Когда воротимся мы в Портленд Нас примет Родина в обьятья.
Да только в Портленд воротиться Нам не придется никогда.

Когда воротимся мы в Портленд Нас примет Родина в обьятья.
Да только в Портленд воротиться Не дай нам, Боже, никогда.

Когда мне невмочь пересилить беду,
когда подступает отчаянье,
я в синий троллейбус сажусь на ходу,
в последний,
в случайный.

Полночный троллейбус, по улице мчи,
верши по бульварам круженье,
чтоб всех подобрать, потерпевших в ночи
крушенье,
крушенье.

Полночный троллейбус, мне дверь отвори!
Я знаю, как в зябкую полночь
твои пассажиры - матросы твои -
приходят
на помощь.

Я с ними не раз уходил от беды,
я к ним прикасался плечами...
Как много, представьте себе, доброты
в молчанье,
в молчанье.

Полночный троллейбус плывет по Москве,
Москва, как река, затухает,
и боль, что скворчонкомстучала в виске,
стихает,
стихает.

После дождичка небеса просторней,
Голубей вода, зеленее медь.
В городском саду флейты, да валторны.
Капельмейстеру хочется взлететь.

Ах, как помнятся прежние оркестры,
Не военные, а из мирных лет.
Расплескалася в уличках окрестных
Та мелодия, а поющих нет.

С нами женщины, все они красивы,
И черемуха - вся она в цвету.
Может жребий нам выпадет счастливый,
Снова встретимся в городском саду.

Но из прошлого, из былой печали,
Как не сетую, как там не молю,
Проливаются черными ручьями
Эта музыка прямо в кровь мою.

Виноградную косточку в тёплую землю зарою,
И лозу поцелую, и спелые гроздья сорву,
И друзей созову, на любовь своё сердце настрою.
А иначе, зачем на земле этой вечной живу.

Собирайтесь-ка, гости мои, на моё угощенье,
Говорите мне прямо в лицо, кем пред вами слыву.
Царь небесный пошлётмне прощение за прегрешенья.
А иначе, зачем на земле этой вечной живу.

В тёмно-красном своём будет петь для меня моя дали,
В чёрно-белом своём преклоню перед нею главу,
И заслушаюсь я, и умру от любви и печали.
А иначе, зачем на земле этой вечной живу.

И когда заклубится закат, по углам залетая,
Пусть опять и опять предо мной проплывут наяву
Белый буйвол, и синий орел, и форель золотая.
А иначе, зачем на земле этой вечной живу.
Во дворе, где каждый вечер все играла радиола,
Где пары танцевали, пыля,
Все ребята уважали очень Леньку Королева,
И присвоили ему званье Короля.

Был Король - как король, всемогущ, и если другу
Станет худо, иль вообще не повезет,
Он протянет ему свою царственную руку,
Свою верную руку и спасет.

Но однажды, когда "месершмиты", как вороны,
Разорвали на рассвете тишину,
Наш Король, как король - он кепчонку, как корону -
Набекрень, и пошел на войну.

Вновь играет радиола, снова солнце в зените,
Но некому оплакать его жизнь.
Потому что тот король был один, уж извините,
Королевой не успел обзавестись.

Но куда бы я не шел, пусть какая ни забота,
По делам, или так - погулять,
Все мне чудится, что вот - за ближайшим поворотом
Короля повстречаю опять.

Потому что, на войне хоть и вправду стреляют,
Не для Леньки сырая земля,
Пототму что, виноват, но я Москвы не представляю,
Без такого, как он Короля.

Еще он не сшит, твой наряд подвенечный,
И хор в нашу честь не споет...
Но время торопит - возница беспечный, -
И просятся кони в полет.

Ах, только бы тройка не сбилась бы с круга.
Бубенчик не смолк под дугой!
Две вечных подруги - любовь и разлука -
Не ходят одна без другой.

Мы сами раскрыли ворота, мы сами
Счастливую тройку впрягли,
И вот уже что-то сияет пред нами,
Но что-то погасло вдали.

Святая наука - расслышать друг друга
Сквозь ветер, на все времена!
Две странницы вечных - любовь и разлука -
Поделятся с нами сполна.

Ах, только бы тройка не сбилась бы с круга.
Бубенчик не смолк под дугой!
Две вечных подруги - любовь и разлука -
Не ходят одна без другой.

Чем дольше живем мы, тем годы короче,
Тем слаще друзей голоса.
Ах, только б не смолк под дугой колокольчик,
Глаза бы глядели в глаза!

То берег, то море, то солнце, то вьюга,
То ласточки, то воронье...
Две вечных дороги - любовь и разлука -
Проходят сквозь сердце мое...

Кавалергарда, век недолог,
и потому так сладок он.
Поет труба, откинут полог,
и где-то слышен сабель звон.
Еще рокочет голос струнный,
но командир уже в седле...
Не обещайте деве юной
любови вечной на земле!

Течет шампанское рекою,
и взгляд туманится слегка,
и все как будто под рукою,
и все как будто на века.

Но как ни сладок мир подлунный -
лежит тревога на челе...
Не обещайте деве юной
любови вечной на земле!

Напрасно мирные забавы
продлить пытаетесь, смеясь.
Не раздобыть надежной славы,
покуда кровь не пролилась...

Крест деревянный иль чугунный
назначен нам в грядущей мгле...
Не обещайте деве юной
любови вечной на земле!

Ты течешь, как река. Странное название!
И прозрачен асфальт, как в реке вода.
Ах, Арбат, мой Арбат, ты мое призвание.
Ты - и радость моя, и моя беда.

Пешеходы твои - люди невеликие,
каблуками стучат - по делам спешат.
Ах, Арбат, мой Арбат, ты - моя религия,
мостовые твои подо мной лежат.

От любови твоей вовсе не излечишься,
сорок тысяч других мостовых любя.
Ах, Арбат, мой Арбат, ты - мое отечество,
никогда до конца не пройти тебя.

Когда метель кричит, как зверь -
Протяжно и сердито,
Не запирайте вашу дверь,
Пусть будет дверь открыта.

И если ляжет дальний путь
Нелегкий путь, представьте,
Дверь не забудьте распахнуть,
Открытой дверь оставьте.

И, уходя в ночной тиши,
Без лишних слов решайте:
Огонь сосны с огнем души
В печи перемешайте.

Пусть будет теплою стена
И мягкою - скамейка...
Дверям закрытым - грош цена,
Замку цена - копейка!

 

Copyright © Russian centres of City and Guilds

 



Сайт учителя английского языка: методика обучения, ГИА, ЕГЭ, ЭОР, советы

Сессия City & Guilds в России, апрель - июнь 2014

Международные экзамены по английскому языку в городах Москва, Санкт-Петербург, Старый Оскол, Липецк, Воронеж, Сыктывкар, Ухта, Усинск, Новосибирск, Белокуриха, Абакан, Томск, Красноярск, Благовещенск, Саратов, Ульяновск, Пенза, Белебей, Уфа, Магнитогорск, Оренбург, Смоленск, Екатеринбург, Калининград, Краснодар.

City & Guilds – старейшая в Великобритании и Европе экзаменационная и сертификационная организация, престижный международный сертификат по английскому языку, приемлемая цена экзамена!

Посмотри все видео устных экзаменов по английскому языку. Ты сможешь! Найди ближайший центр City & Guilds и зарегистрируйся на экзамен!



Рейтинг: 0 Голосов: 0 2166 просмотров
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Проверка ТИЦ
Open Directory Project at dmoz.org


Яндекс.Метрика